Добро пожаловать на новый сайт Тульской областной филармонии.
Перейти на старую версию сайта
«Все в этой музыке»… к Юбилею Якова Соловьева
25 июня 2020

«…Уже, оказывается, 65 лет. Некий рубеж, как ни крути. Но это, конечно, не значит, что я собираюсь сказать всем до свидания. И мысли такой нет».

Соловьев Я. (1).jpg

«Этапный» юбилей в июне отметил солист Тульской областной филармонии, заслуженный артист России Яков Соловьев. Выпускник Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского по классу фортепиано, артист Тульской филармонии с почти сорокалетним стажем и уже более 20 лет – заместитель директора ТОФ по творческим вопросам. Вдумчивый профессионал с исключительным художественным вкусом, широким репертуарным диапазоном и исполнительскими возможностями.

– Значит, пока сыграна только увертюра?

– Люди искусства чаще других становятся «долгожителями» в профессии. Например, художники эпохи Возрождения – в большинстве своем – создавали шедевры уже в преклонном возрасте. В музыке, по статистике, самые возрастные люди – дирижеры, но и пианистов, и скрипачей немало. Тот же Владимир Спиваков – не только дирижер с мировым именем, но и блестящий скрипач. Словом, есть в искусстве люди, на которых можно равняться в этом, да и не только в этом отношении.

– Кто усадил вас за рояль? Или это было фортепиано?

– У нас как раз был рояль. Черный «Беккер», как сейчас помню. Стоял он в доме бабушки. Это был частный домик на несколько семей на улице Первомайской – теперь на его месте высотка. Так вышло, что детство у меня в большей степени связано именно с бабушкиным домом. Там я и первые шаги в музыке делал: слушал пластинки, а потом бежал в соседнюю комнату, к роялю, пытаясь подобрать на слух то, что удалось запомнить. Кажется, около пяти лет мне тогда было. А учиться я начал по профессиональным меркам поздно – в семь лет. Но никто не заставлял, это был мой выбор. Были замечательные учителя: Татьяна Панина – в музыкальной школе, Валентина Лазутина – в училище. В Московской консерватории я начинал учиться у народной артистки Грузинской ССР профессора Элисо Вирсаладзе, а заканчивал у Татьяны Николаевой, тоже профессора, народной артистки СССР, лауреата государственных премий… Две абсолютно разные творческие личности и фантастические женщины! Совершенно не похожие и подходы к ученикам, и видение музыки. С одной стороны, это никак не облегчало задачу по учебе. Зато с другой – дало панорамный, объемный взгляд, возможность сравнить и выбрать, что мне ближе. Это я сейчас уже понимаю и благодарен судьбе.

июнь 1980 г, после сдачи госэкзамена в консерватории с проф. Татьяной Петровной Николаевой (1).JPG

– Был в жизни период бунта, когда музыкой заниматься заставляли – родители или обстоятельства, – а хотелось чегото совсем другого?

– Никогда! Преодоление, конечно, было, без этого нельзя. Но тяга к музыке была всегда. Больше скажу, в какое-то время у меня было «раздвоение»: со школьных лет стал не только исполнять, но и сочинять музыку, во время учебы в училище даже бегал на уроки композиции к профессору Леониду Бобылеву. Он-то первым и начал меня подбивать на поступление в консерваторию. Правда, как композитора. Но тяга к фортепиано оказалась выше. Впрочем, некоторые мои произведения нашли место в постановках Красноярского драматического театра и тульских театров – кукольного и юного зрителя…

– Мальчик неатлетического сложения, пианист, да еще и очки, судя по ранним фото, были вашим спутником с юности… Приходилось защищать перед сверстниками свое право на интеллигентность?

– Несмотря на интеллигентность и сухопарость, я всегда занимался спортом. Если не считать шахмат и бильярда, то – футбол и бадминтон. У нас в консерватории очень сильная была кафедра физкультуры, и секция бадминтона при ней отличная. В бадминтон играли почему-то практически все пианисты и многие скрипачи. Например, с будущим

народным артистом РСФСР Михаилом Плетневым мне сражаться доводилось… Так что физически был крепким, хотя кулаками махать не пришлось.

– У блестящего выпускника Московской консерватории с записью в дипломе: «сольный и камерный исполнитель, педагог, концертмейстер», полагаю, был выбор дороги? Почему Тульская филармония?

– Надеялся принести пользу. Возможно, получилось. Я не жалею, что вернулся в Тулу. – 22 года вы работаете заместителем директора по творческим вопросам, при этом продолжаете успешно давать сольные концерты, выступаете совместно с ведущими музыкантами страны. Почему исполнительское искусство не «ревнует» вас к административной работе, ведь та неизбежно отнимает много времени, а фортепиано измен обычно не прощает? – Должность зама мне предложил еще Генрих Самойлович Гиндес в последний год его работы в филармонии. Но я устроен так, что мне обязательно надо играть. Приходится искать в хорошем смысле компромиссы, чтобы «администратор» не захватил все время без остатка. А если затягивает исполнительство… Ну и хорошо, пусть затягивает!

Яков Владимирович с внучкой (1).png

– С вашим именем связаны десятки творческих проектов филармонии. Какой дался труднее всего?

– Конечно, любимый – фестивали «Музыкальное лето в Поленове». Главная сложность и главный интерес для меня – найти в каждом проекте какую-то изюминку, непохожесть, новые грани. Вот здесь есть своя душа, своя уникальность, несмотря на рамки, задаваемые классической музыкой, и на то, что сейчас, в эпоху интернета, так сложно быть неповторимым и неповторенным.

– Режим онлайн, в котором страна живет в последние месяцы, применим в полной мере к культуре и искусству или, несмотря на все старания, всегда останется то, чего в дистант не перевести?

– Конечно, «упаковать» культуру в онлайн нельзя! Живое общение, сам ритуал – от гардероба до третьего звонка, рождение искусства на твоих глазах, в уникальных мелочах, которые никогда не повторятся… Запись этого не даст! Она достойна существования, но как отдельная ветвь, а не в качестве заменителя искусства, которое должно и будет развиваться только вживую. Мы занимаемся этим сейчас, но только потому, что иного выхода пока нет, мы должны существовать в мире и заявлять о том, что живы. Но искусство должно жить по другим законам. И оно – живое и искреннее – вернется к своему зрителю, слушателю, читателю при первой же возможности. Один из проектов, которые я курирую в филармонии, – ежегодный фестиваль духовых оркестров «Фанфары Тульского кремля» – сейчас запланирован в режиме онлайн. Но тем не менее мы не оставляем надежды, что финальный гала-концерт состоится очно, к нам приедет замечательный коллектив из Москвы и вместе с нашим Губернаторским духовым оркестром завершит фестиваль ярким аккордом. Эту возможность мы пока не сбрасываем со счетов, до самого сентября будем готовиться к такому формату проведения и уповать на лучшее.

– Есть у вас творческая мечта? Чем хотелось бы дополнить «послужной список», скажем, к следующей круглой дате?

– Раскрою только одно желание: 14 ноября у меня запланирован юбилейный концерт, очень хотелось бы, чтобы он состоялся в присутствии живой, а не виртуальной аудитории. А о настоящих больших мечтах пока говорить не буду. Они, безусловно, есть. Но жить, бушевать они должны внутри. Однажды сами прорвутся наружу. Со мной такое уже было.

Ирина Мельханова

По материалам газеты «Тульские известия»